Из Рубрики

Верховный суд причислил к движению ЛГБТ использующих слово «директорка» Выводы новой экспертизы по делу режиссера Евгении Беркович и драматурга Светланы Петрийчук, обвиняемых в оправдании терроризма в спектакле «Финист Ясный Сокол». Писатель Борис Акунин внесен в перечень террористов и экстремистов

СЮЖЕТ: СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Верховный суд РФ обязал суды более тщательно проверять информацию об экспертах, которые дают заключения в рамках уголовных дел: специалисты должны подтверждать, что обладают профессиональными знаниями именно в исследуемой области. Так, лингвист не может давать оценку информационных материалов с точки зрения психолога, обращает внимание высшая инстанция.

Суть дела 

Верховный суд РФ рассмотрел жалобу осужденного за реабилитацию нацизма (часть 4 статьи 354.1 УК РФ) к принудительным работам с лишением права заниматься деятельностью, связанной с администрированием сайтов электронных и информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», сроком на 5 лет.

Суд счел доказанным, что фигурант в социальной сети публично распространил выражающие явное неуважение к обществу сведения о днях воинской славы, связанных с защитой Отечества. 

По данным прокуратуры, 4 и 9 мая 2021 года обвиняемый разместил 3 изображения, символизирующие Победу в Великой Отечественной войне, поверх каждого из которых были наложены изображения пентаграммы.

Осужденный и его защита считают, что эти изображения были вырваны из общего контекста к стриму, а юридическая оценка мотивам и причинам выступления дана неверно.

Они также обратили внимание, что заключение эксперта, выполнившего психолого-лингвистическую экспертизу, является недопустимым доказательством. 

Авторы жалоб полагают, что выводы суда не могли быть сделаны без привлечения специалистов для оценки религиозных символов и они основаны на предположениях.

Позиция ВС 

Требование о наличии при производстве экспертизы специальных знаний распространяется и на государственных судебных экспертов, так и на частных специалистов, напоминает ВС.

Он указывает, что при исследовании в судебных заседаниях заключений, подготовленных лицами, не являющимися государственными судебными экспертами, судам необходимо проверять сведения об эксперте, в том числе его образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации.

По данному уголовному делу в ходе предварительного расследования экспертом была произведена психолого-лингвистическая судебная экспертиза. При этом психолого-лингвистическая судебная экспертиза является комплексной, поскольку необходимы специальные знания в различных областях науки, в частности в психологии и лингвистике.

«В связи с этим лингвистическую часть комплексного психолого- лингвистического исследования должны производить эксперты, обладающие специальными знаниями в области лингвистики, а психологическую часть указанного исследования — эксперты, обладающие специальными знаниями в области судебной психологии.

В тех случаях, когда психолого-лингвистическая судебная экспертиза производится одним экспертом, последний должен обладать необходимыми специальными знаниями в области лингвистики и психологии», — разъясняет ВС. 

Между тем, у проводившего экспертизу специалиста имеются диплом бакалавра по направлению Конфликтология, удостоверение о повышении квалификации по дополнительной профессиональной программе «Судебно-лингвистическая экспертиза».

«Вместе с тем документы, свидетельствующие о повышении квалификации или профессиональной переподготовке, дающие право эксперту на ведение профессиональной деятельности по специальности судебная психологическая экспертиза, в том числе и на проведение психологического исследования информационных материалов, отсутствуют.

При этом имеющийся в материалах дела сертификат компетенций, установленных профессиональным стандартом «Психолог в социальной сфере», для выполнения трудовых функций по оказанию психологической помощи работникам органов и организаций социальной сферы (клиентам) к таким документам не относится», — обращает внимание ВС. 

Он также указывает, что суд не стал приобщать к материалам дела сертификат по психолингвистике, поскольку этот документ был на иностранном языке, но при этом суд не выяснял содержание данного документа.

Таким образом Судебная коллегия приходит к выводу, что суды не проверили должным образом данные, свидетельствующие о компетентности и квалификации эксперта, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В связи с чем уголовное дело передано на новое апелляционное рассмотрение.

Источник: РАПСИ

Открыть чат
1
Бесплатная консультация
Здравствуйте 👋
Чем Вам помочь?